мостовик перспектива

Денис Лахтер о российском футболе: "Одни типа руководят, другие — типа тренируют, третьи — типа играют

Рубрика: 
Новости дивизиона

Глядя на битвы плей-офф чемпионата мира в Бразилии, думать о причинах тихого вылета сборной России не очень-то и хочется. После провала даже плана минимум — «обязательного выхода из группы» — о нашей команде хочется забыть, благо ее серое выступление действительно мало чем запомнилось. Но говорить о ней надо. И сейчас. Когда до «домашнего» чемпионата мира осталось всего четыре года.

Денис Лахтер — известнейший спортивный агент, был едва ли не единственным специалистом, который перед мундиалем в открытую говорил о будущем провале нашей сборной. Мы решили поговорить с ним, когда его прогноз уже полностью оправдался.

— К сожалению, сборная за последние годы приучила к тому, что любой мимолетный успех воспринимается как исключение или стечение обстоятельств. По совокупности поступков, их алогичности и абсурду тяжело надеяться на обратный эффект. Перефразируя известное высказывание, судьбу сборной России определяют поступки игроков, тренерского штаба и руководителей российского футбола, их жизнь на футбольном поле и вне его, самооценка, самодостаточность или отсутствие таковых.

— Все-таки наша неудача в Бразилии — это недостаток самоотдачи и мотивации или умения и профессионализма?

— Эти ребята по-другому не умеют, так же как немцы не умеют плохо собирать машины. Мне кажется, что они сами понимали, что с таким футболом им ничего не светит. На кураже мы можем творить чудеса, как это было в 2008-м. Беда в том. что кураж нас посещает раз в 20 лет. Работать через не могу мы не умеем, не хотим, не можем — этого нам не дано. Сказать, что кто-то играл спустя рукава или валял откровенного дурака, не могу. Но и чтобы кто-то умирал на поле — тоже.

— До начала чемпионата мира ваши коллеги говорили о гипотетическом интересе к некоторым нашим игрокам со стороны зарубежных клубов. Стоит ли понимать, что теперь шансов продолжить карьеру за границей у Кокорина, Дзагоева или Щенникова нет?

— Вообще. Нет ни одного критерия, из которого бы сложился подобный трансфер. Нет ни спроса, ни желания игроков уезжать. Хотя Кокорин очень хочет играть в Испании, причем не меньше, чем в «Барселоне» или «Реале». Но думаю, многие сейчас протрезвели и осознали, каково наше место в мировом футболе. Возможно, наконец-то кого-то «прорубит», но верится в это с трудом.

— Почему?

— Новая российская религия — религия денег, проповедующая неприкасаемость и вседозволенность, зависящую от количества дензнаков. Знаю, что у многих ребят из сборной еще 3—4 года назад остро стоял вопрос (даже не дилемма!) игры на Западе, даже назывались конкретные клубы. Но, видимо, когда денег становится больше, чем твое мироощущение готово вместить, гораздо проще предать свою мечту и превратиться в заслуженного артиста, занимающегося чесом по стране. Может, в их понимании уровень зрителей настолько дешев и низок, либо они полагают, что уровень их известности или иллюзорного величия настолько велик, что им простят фальшь, дешевую игру и подмену настоящего мастерства?

— То есть наша сборная не смогла бы отказаться от премиальных, как это сделали греки?

— Каждый должен отвечать за себя. Точно так же и с ответственностью — чаще всего она у нас коллективная. Нужно иметь свою позицию, давать трезвую оценку, когда мы побеждаем — радоваться вместе с победителями, когда в жопе — то и говорить, как Зырянов.

В любом случае, трагедии от нашего выступления делать не стоит — мы получили то, что заслужили. Может быть, сейчас Мутко вспомнит, что он министр спорта, Толстых перестанет гоняться за ведьмами и займется, наконец, футболом, а люди, тупо зарабатывающие на нашем чемпионате, перестанут голосить о его растущем уровне.

Неглупый немец сказал, что русские медленно запрягают, но быстро едут. Мы никак не запряжем … Нам всем не нравится, что происходит с нашим футболом. Но мы опять готовы прощать и быстро забываем. Видимо, уровень уничижительного отношения к себе не достиг своего апогея. И лишь тотальный провал на домашнем чемпионате мира 2018 может выплеснуть негодование всех, кому небезразличен наш футбол, а кремлевские социологи озаботятся возможной потерей электората. Тогда футбол перестанет существовать на задворках нашей власти и наряду с газопроводами, Крымами, вопросами геополитики станет значимым. Тогда настанет время перемен.

— Стандартно у поражения три причины — игроки, тренер и система. Кого стоит обвинять в первую очередь?

— Систему. Причем не только спортивную, хотя футбол является отражением жизни, ее устоев и морали. Возношение до небес в гипертрофированной форме каких-то вещей не раз играло с нами злую шутку практически во всех командных видах спорта. Хоккей — это просто пародия. Постоянные провалы, потом какие-то взлеты, то мы сядем в лужу, то мы — чемпионы мира. Это очень по-нашенски. И главное, что ничему не учимся.

— Имеете в виду долгосрочный контракт с Капелло?

— Это очень странная история. Мое воспаленное сознание, учитывая реалии советской России, в состоянии предположить, что итальянец своей зарплатой может с кем-нибудь делиться. Вообще, у меня ощущение, что любому человеку, профессионалу своего дела, попавшему в Россию, очень трудно удержаться в рамках своего мироощущения и мировосприятия. Он либо под давлением ненормальных денег, либо под абсолютным запредельным уровнем лизоблюдства в свой адрес, очень быстро «обрусевает», приобретает присущие нам привычки, и отнюдь не самые хорошие. Капелло может снять только Путин, наверное.

— И уже пошли разговоры об отступных Капелло в случае досрочного разрыва контракта. Реально ли что-то изменится?

— Профессионализм некоторых руководителей вызывает большие вопросы. Сами-то они, конечно, считают, что «в поряде», но ни один алкоголик или психически нездоровый человек в этом не признается. Об этом нужно говорить.

Вспомните всех тренеров, кто к нам приезжал, — они не были «прошляками», но специалистами являлись точно отыгранными, пусть и с внушительным багажом. Когда привыкаешь все мерить категориями денег и обволакиваешь себя иллюзиями, остальные вещи, которые делают этот мир настоящим, перестают существовать. Но как заведено в России, существует круг неприкасаемых, которым можно допускать казусные ошибки без последствий.

— Как только мы получили право проведения чемпионата мира, со всех сторон посыпались обещания о возрождении и развитии детского футбола. Кто будет играть через четыре года?

— Львиная доля ребят из сборной, которые уже не состоятельны по меркам большого футбола, еще будет играть отборочный турнир к европейскому чемпионату. То, что Капелло в срочном порядке пытается решить вопрос с легионерами, даст ему большее количество людей. Но футболисты высокого уровня не растут как грибы после дождя — есть определенный временной период, за который готовятся высококлассные игроки.

Недавно вернулся с финального турнира ребят 1998 года в Волгограде. Уровень проведения соревнований — как первенство водокачки в колхозе «Большое Дышло»: футболисты сами бегают за мячами, разметки непонятные, судей, похоже, нашли около пивного ларька, хамство тренеров по отношению друг к другу… Апогеем этого футбольного абсурда явилось вручение наград молодым игрокам Рохусом Шохом – председателем Волгоградской федерации футбола, целенаправленно убившем «Ротор». Вот это наш футбол. Посещаю футбольные турниры разных возрастных групп ежегодно, и каждый раз все хуже и хуже… Чаще всего те, кто бросается в глаза, — «мазаные» игроки (те, чей биологический возраст не соответствует паспортным данным – ред.), которые порой дорастают до первой сборной. Жизнь — честная штука. У нас пытаются через обман и подлог договориться с удачей и успехом. Но идя такими путями глупо надеяться на хорошее и вечное. А мы все пытаем выпить море…

— То есть проблема отечественного футбола не в ногах, а в головах?

— Именно. Мы все большие кулуарные герои, не оставляющие камня на камне на своих кухнях и в узком кругу приятелей. Но от официальных реплик тех же людей тошнит. Хватит заигрывать, боясь быть «не понятыми» - пора говорить, что думаешь во весь голос, и не стесняться этого. Тогда есть шанс, что нас услышат.

Мне обидно, что уровень национального самосознания, а не придуманного дешевого патриотизма, замешанного на национализме или шовинизме, — у нас отсутствует. Я не понимаю, почему все парни, говорящие на русском языке, после провалов сборной лишались своих постов. Им без сантиментов давали под зад ногой. А перед варягами мы корчим несуразные реверансы. Мне непонятно, почему в сегодняшней команде не нашлось человека, который бы сказал: «Я при этом клоуне играть не буду». Даже Денисов прошлого созыва, отказавшийся выступать за сборную вызывает большее уважение, чем те, чье плебейское молчание и подыгрывание Капелло стало частью их самих. Появилась безвольная масса, которую все устраивает.

Поэтому тот же Алексей Сапогов (бывший игрок «Волги», отказавшийся выступать в чемпионате России. — Ред.) мне гораздо ближе всей этой жирной тусовки. Он честен, неудобен, вспыльчив, может дать в морду. В моем понимании вот это и есть российский футболист. Таким он должен быть. Мне ближе и Суарес с Балотелли, и другие футбольные отморозки, которые, помимо вычурных поступков, не просто играют в футбол, они живут им и доставляют миллионам зрителей кучу удовольствия.

А у нас все такое ладное, холеное. Одни типа руководят, другие — типа тренируют, третьи — типа играют. По аналогии с главным героем романа «Пролетая над гнездом кукушки» — даже зная, что шансы добиться успеха мизерны, надо пытаться. А у нас никто и пытаться не хочет, продолжая жить в своем болоте!

— То есть вы верите, что Алексей Сапогов как главный бунтарь российского футбола смог бы перевернуть это болото?

— Помимо того, чтобы быть принципиальным, не нужно быть неумным. Но важно понимать, что можно умереть красиво и глупо, а можно суметь изменить этот мир и остаться в живых, дав надежду идущим за тобой. Сапог точно не дурак, но он сегодня не играет в России. А в попытках помочь ему вернуться я натыкаюсь на непрошибаемую стену российского футбола, воздвигнутую его принципиальностью, пусть и вкупе с запредельным профессионализмом и футбольными качествами. Очень обидно, что мы продолжаем трястись, бояться, не замечать или избегать таких ребяток, которые нет-нет да и появляются.

Проблема в том, что мы очень быстро отказываемся от своего негативного опыта и отрицательных эмоций и раз за разом позволяем системе и людям, отвечающим за наш спорт и футбол, заниматься с нами сексом в противоестественных формах. В любом нормальном обществе есть бунтари — вопреки преференциям, деньгам и понтам. Были такие всегда и у нас, причем в гораздо более жесткие времена. Советские спортсмены выступали против системы, когда это грозило серьезными последствиями, которые их и настигали. Но их помнят, в том числе и за эти поступки. Для меня это отождествление спортивного величия — чемпионы и не могут быть с другим духом, другим характером. По большому счету они все — траблмейкеры. Мне грустно, что перевелись Сахаровы, Нуриевы, Растроповичи, Солженицыны, Бродские, Тихоновы, Старостины, Тарасовы, Лобановские потому что моя страна — это те ребята. Таких сегодня нет...

Беседовала Дарья Кобылкина